Лиска (lisca) wrote,
Лиска
lisca

Четыре. 3.

Она лежала на столе. Белая, как полотно. Теперь Ло поняла, почему пленница не кричала – Двейн зашил её рот. Грубые нити крест-накрест стянули обескровленные потрескавшиеся губы. Багровые подтёки запеклись корочками на подбородке и щеках. Длинные порезы на руках, груди, бёдрах уже не сочились.
Умерла?
Кажется, нет. Дыхание приподнимает грудь. То, что осталось от груди.
Ло плохо видела, придвинулась ближе и - отпрянула. Рассматривая израненное тело, она не заметила, что пленница пришла в себя.
Огромные карие глаза были широко распахнуты и смотрели как будто прямо в душу. Страх, надежда, обречённость, мольба. Пленница уже не испытывала боль, она переступила грань. Наверное, поэтому Северянин и устроил ей перерыв, ожидая возвращения чувствительности. Но девчонка не понимала, что это всего лишь игра – игра в надежду на прекращение страданий.
Даже если бы Ло захотела… Она не могла ей помочь.
Сердце гулко билось уже где-то в горле. В голове зашумело от притока крови.
Бежать. Спрятаться. Запереть дверь. Забраться под одеяло с головой.
Но умоляющий взгляд не отпускал. Ло закрыла глаза.
- Не стой на пороге, Звёздочка.
 Дыхание оборвалось, в панике сердце заколотилось ещё быстрее.
Увидел?
Услышал?
Почувствовал её?
- Звёздочка, я жду.
Ло никогда не спрашивала, почему Двейн избегает называть её по имени…
Какие глупости лезут в голову. Какая разница? Ведь настоящее имя давно стёрлось из памяти.
Бежать поздно. Теперь ей нужно просто открыть дверь. Хозяин Северного флигеля ждать не любит.

Tags: Ло, творческое, тёмные реки сердца
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments