Лиска (lisca) wrote,
Лиска
lisca

Category:

Первый официальный выпуск Литературного Угла. Чудовище по имени Декаданс.

Вместо вступления.
Пиарю сие регулярное ЖЖ-издание с разрешения автора, моей любимой френдессы.
Я вчера громко смеялась - до колик, временами вызывая недоумённые косые взгляды любимого.
Не знаю, как людям, совсем далёким от поэзии и литературы, но те, кому это искусство не чуждо, обязательно оценят рубрику.


Оригинал взят у cool_shusha в Первый официальный выпуск Литературного Угла. Чудовище по имени Декаданс.
Первоначально первым постом предполагалось попинать классиков: думаю, не только мне одной они отравили жизнь в школьные времена, когда душа просила хоббитов, О'Генри или, на крайний случай, Александра Грина. А получала нигилистов, вишнёвые сады, проституток, мошенников, купцов и лестничные пролёты поэта-революционера. Но, думаю, мы к ним обратимся попозже, в качестве лирического отступления. А сейчас я буду препарировать другого зверя. Страшного в своей мимикрии и внешней безобидности.

 Итак, знакомьтесь, Инна Машенко, всё с того же сайта стихи.ру (http://www.stihi.ru/avtor/innamaschenko). Автор весьма читаемый и рецензируемый (цифирьки есть на её страничке), обласканный читательскими и рецензентскими ахами и вздохами.Даже пилотная Золотая Ручка не удержалась и восхитилась Инной (http://www.stihi.ru/rec_writer.html?milanal). Ну что ж, копипастим, распечатываем и начинаем читать. Первые стихи автора резкого отторжения не вызывают: богатый словарный запас, трогательные сносочки с пояснением значений некоторых слов, рифмы и ритм в большинстве случаев присутствуют, заболиво проставлены ударения в сомнительных местах. Выбор тем разнообразным не назовёшь, но это уж выбор автора. Вот одно из ранних произведений:
(http://www.stihi.ru/2008/06/17/3927)
Замкнулось время яблоком в ладонях

С прохладною антоновкой
В ладонях,
Довольно жмурясь...
В детстве память тонет.
Царь-яблоку
Поглаживаю бок...
Всё ближе
Нынешней меня исток...
Душисто-густ
Забытый аромат...
Мир ощущаю вновь
На старый лад.

Замкнулось время
Яблоком в ладонях,
Как будто в память
Брошенная тОня...

17.06.2008

Сразу видно, что Инна работала над текстом, старалась, что пишет она о том, что ей действительно важно. Что у неё всё ещё есть шансы стать приличным поэтом, а не песельником-гусельником-висельником.
Ничто не предвещает страшного и доверчивый читатель с предвкушением переходит к следующему произведению http://www.stihi.ru/2008/10/31/987 и у кое-кого возникает некоторое недоумение. Потом этот кое-кто начинает "рыть тему" и читать дальше (может, кой-кто чего не понял), например вот это: http://www.stihi.ru/2008/09/26/929 —  недоумение и дискомфорт продолжают нарастать. Через 4 произведения доверчивый читатель мутирует в Злобного Критикана, копипастит рэндомно произведения автора, распечатывает и далее читает с карандашными пометками, чтоб не сбиться. Не сбиться — это ключевой момент, о нём попозже.    

 И вот карандашные пометки заполняют поля, и немножечко залазят на авторский текст, и Злобному Критикану вырисовывается следующая картина: жила-была женщина, неглупая, образованная, с тягой к изящному в виде вышитых салфеточек, слоников, пирогов по выходным и походов в церковь за дозой высокодуховности. Других мест, где можно получить эту дозу, она не знает. Потом в один непрекрасный день ей в руки попадает некромантский сборник "Поэты Серебряного века" и дама нечаянно вызывает трёх страшных чудовищ, имена которым Имажинизм, Символизм и Декаданс. Чудища пожрали её душу и начали искать себе новые жертвы в лице читателей. 

Первым делом одержимая дама кинулась украшать свои стихи аллюзиями, аллегориями и прочими эпитетами. И так увлеклась, что читателю стало очень трудно читать (sic! тавтология, но куда без неё?) и ещё труднее стало понимать, об чём таки повествует автор в данном стихе. Поэтому после каждой строфы требуется пауза, потом её надо перечитать заново и перевести с декаданского на понятный (и вот как тут не сбиться?).

Вторым делом дама забыла, что знаки препинания облегчают понимание и стала расставлять их по собственному вкусу, особенно полюбив тире, троеточия и вопросительные знаки. Двоеточия и точки-с-запятой она незаслуженно при этом забыла.

Третьим делом дама начала играться в словотворчество, совершенно позабыв, что стихи, этот набор букв, иногда читают вслух и например моя, не самая дурная артикуляция, с некоторыми местами не справляется даже с третьего раза.

Четвёртым делом автор вспомнила про высокодуховность и начала впихивать ея в читателя лошадиными дозами: что ни стих, так "Божье", "фимиам", "вера", "Дьявол", патриотизм и псевдо-старославянщина. На этом фоне милые диалектизмы вроде "тОни" и "заворошки" воспринимаются как рекламный штендер посреди картины Аполлинария Васнецова. 

Далее дама решила, что ритм и рифмы на протяжении одного произведения можно и не соблюдать и ломать их где заблагорассудится. Ну и подпустила загадочности и сложности своей высокодуховной организации вставляя строфы, навеянные ей космической энергией и выпадающие из контекста произведения. Мол, пущай читатель сам их увяжет с общей идеей заодно проверим кто тут самый умный

Если бы её можно было бы сравнить с художником, то это был бы молодой, талантливый студент-станковист, который после диплома (от которого попадала в восхищённый обморок вся художническая богема) начал бы писать изящные итальянские полдни, кружевные платья с фрагментами женских тел, прекрасных всадниц и прочие пирожные с одалисками.

Пародию я хотела написать, хотела. Но я так устала её читать, что сил осталось только на разбор одного её стихотворения, которое пилот-Золотая Ручка похвалила (http://www.stihi.ru/2008/09/26/929). Мои комментарии отбиты слешами и цветом:

Набросив шаль - уж вечер на исходе
Набросив шаль – уж вечер на исходе,  // вот, с первой строки возникает вопрос: кто накинул шаль? Вечер? Ан нет, всё же 
Открыла дверь для шёпота садов  // гипотетическое повествующее лицо женского пола.  
И чуть притихших в этот час ветров,  // проблема с огласованиями: "рапсодий" по логике относится к "ветрам"?
Свободой форм волнующих рапсодий.  // Ох, ну что мешало автору поменять местами две строфы? Тяга к вычурности
                                                             // загубила смысл и вызвала диссонанс восприятия. 
Устало тень к ногам моим припала,  // А вот тут хотелось бы точку. Или после "сливаясь". Потому как опять проблемы
Сливаясь, погружаемся мы в мир,  // с согласованием получаются.
Густеющий, смолистый, как исмир,  // Вылез на авансцену Имажинизм. Исмир и так смола (йо-хо-хо и бутылка рому).
Под лунностью молочного опала.  // Имажинизм эскалирует: смолей смолы, лунней луны, молочней молока

Прохладой тронул щёки оникс ночи,  // тётя, ониксы слостые, чаще всего бело-бежево-коричнево-чёрные. Купите себе
Невольно пальцы стягивают шаль... //справочник по минералам. Имажинизм Вам врёт, оникс редко бывает чёрным!
Вселенская небесная скрижаль  // Символизм выпихнул Имажинизма с авансцены и встал в позу солирующего тенора.
Притягивает тайнописью строчек. // Давненько не было высокодуховности. Пора влить столовую ложку.

Смахнула мысли – крошкой на ладони.  // Дюймовочкой смахнула, как метёлкой, фу.
Душой бы с Необъятностью совпасть, // Конфуций негодует: он не хотел кормить Символизм.
Как вера и желанье в звездопад...  // О-ФИ-ГЕН-НА-Я рифма, я щетаю. Так и просится "зведо-пасть". А на троеточия-то
Зажглись огни на улице и в доме... // внимание обратили? А на тире? В воде огни тоже зажглись. И в небе. Чо уж                                                                      // жадничать

Уютом расплескались свет и тени, // Уют расплескался. Печалька. Надо быстрее собрать, пока соседей не затопило.
Тепло от слов, от губ твоих и рук... // А потом можно поменять "тепло" на "холод" и будет новый стих. Артикулируйте чётче.
Знакомо незнакомый сердца стук –  // "знакомо незнакомый" яростно требую дефиса! А теперь поменяйте две последних
Земного с Горним редкостность сплетений. // строфы местами. Имхо, звучит намного лучше. И опять доза                                                                                              // высокодуховности. 

25.09.2008

 Стихотворение это весьма типично для творчества автора и выбор его не был тенденциозным. Более того, в поздних произведениях автора три Чудища нажрали себе такие тухесы, что прут уже не два раза за стих, а в каждой строфе не по разу.

Злобный Критикан из последних сил удерживал себя от матерных восклицаний типа: "Знаки препинания, бля!"; "а это к чему, мать вашу?"; "опять ПРЗГХЛ! ну нахуэй? ведь есть синоним, он сюда подходит!"; "согласовывать кто будет слова меж собой? чёрт". И в конце чтения возникла мысль попросить тётеньку к каждому своему стихотворению писать либретто. Простыми словами, короткими предложениями и чтоб поменьше прилагательных и определений — для нас, скорбных, после такого чтива, духом. И только тогда мы сможем прочесть все её стихи и не пойти после по миру юродивыми в веригах, одержимыми Символизмом, Имажинизмом и Декадансом.

Спасибо всем осилившим. Я ушла изгонять Чудищ, понадкусавших и мою душеньку, ромом и прослушиванием матерных народных песен на иностранных языках.



Tags: Час Поэток, перепост, пиар, ржу немилосердно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments