December 25th, 2006

Маска

Очерк о женском о вечном

На самом деле, когда я только узнала что у нас будет корпоративная New Year-Party, сомнений не было – терракотовое платье с вполне пристойным декольте, вернее, практически его отсутсвием, и совершенно непристойным разрезом сзади. Примерка платья, однако, дала неприятный результат. В результате стирки платье изрядно подсело, причём не в ширину, как это часто бывает, а в длину, превратив незаурядную модель в образчик sexshop-овской индустрии.
Позавчера я решилась-таки на страшное и – зашила разрез на несколько сантиметров. Просидела часа полтора, делая по три-четыре плоских стежка на каждые 2 мм ткани. Ибо разрез был тоже не лыком шит, а обработан так, что банально застрочить, не испортив платье, совершенно невозможно. Результат после примерки: разрез в рамки приличия влезает, а вот само платье ни в какие ворота уже не лезет. Оказывается, за все эти бесконечные декабрьские дни рождения и их празднования я благополучно наела три-четыре килограмма, не вмешающихся в элегантный силует наряда. Пришлось, подавив горестный вздох, идею признать несостоятельной.
Стоя в растерянности перед гардеробом, я вдруг поняла, что мне совершенно нечего надеть. Совсем-совсем. Ну как же: в этом я была, в этом меня видели, это слишком скромно, а это – чисто летнее. Занялась примеркой. Итоги привели меня просто в отчаяние. Оказывается, злосчастные килограммы портили абсолютно всё! Причём я полагаю, что в большинстве случаев они были видны только мне и зеркалу. Но разве важно, что никто не заметит, когда уже заметила я?!
Осталась соломинка. Даже две. Классическая чёрная юбка-годе с шифоновыми клиньями и стеклярусом по швам или шоколадная с набивным рисункам и шифоновой рюшью по низу. К этим двум составляющим были извлечены на свет две блузы, на этот раз с неприличным декольте. К чёрной юбке – белая с верхом сеточкой и венчающей вырез внушительной "капелькой". К шоколадной – кашемировый трикотаж цвета "camel"с целым прицепом всяких гламурных финтифлюшек, которые вечно раздражают мужчин, ибо за всё цепляются и развязываются. А сооружать неотличные от первозданных бантики приходится им, иначе истерически кричащая женщина может и сумочкой огреть и ещё чем-нибудь потяжелей. За чёрствость думи и непонимание момента.
Первый вариант оказался более строгим, для этакой снежной королевы, второй – игривым и тёплым. Что предпочесть – я так и не решила, поэтому в объёмистую дорожную сумку полетело оба комплекта, а поскольку макияж и маникюр к каждому образу свой, то полкосметички перекочевало в красный радикюльчик: штук пять помад, три лака для ногтей, вагончик теней и прочая, прочая, прочая. Психушка, одним словом, магазин. Хоть сейчас раскладывай на стойке и начинай торговлю. А рядом с косметическим салоном можно открыть и ювелиную лавку, ведь оба варианта требуют своих украшений. Так что и "мишурой" пришлось запастись с чувством. Но этого добра, как известно, мало не бывает, хватило б пальцев.
Чувствую, что теперь только завтра, уже после парикмахерской, я буду долго решать, кем же я всё-таки буду на вечеринке, по тридцать раз всё перемеряю, а потом начну судорожно краситься…
На самом деле нет. На самом деле я всё делаю глубоко заранее и вообще настоящая умница. Я завтра всё успею, приеду к сроку и буду невероятно хороша. А три-четыре лишних килограмма... Да я после Нового Года скину все семь. Было бы желание.