April 16th, 2012

Снег

Четыре. 6.

Четыре. 1.
Четыре. 2.
Четыре. 3.
Четыре. 4.
Четыре. 5.

Сердце колотится, как попавший в силки зверёк.
По телу расползается холод. Проникает в сосуды, обволакивает нервы.
Страх?
Ло не боялась Двейна - никогда. Но мысли о том, что он может однажды сотворить с ней, приводили в ужас и - одновременно затягивали в бездну больных фантазий.
Зависимость или какая-то другая ненормальная мания...
Невозможность жить без его ледяного взгляда. Без его причиняющих страдание рук - нежных или жестоких, но неизменно твёрдых.
Сдавленный стон. Даже не стон - мычание.
Когда-то давно, ещё девчонкой, Ло попала на скотобойню своего дядюшки. Ей пришлось провести весь день, вдыхая запах боли и ловя предсмертные хрипы. И в комнате сейчас повис тот же самый - полузабытый - запах забоя.
Девушка покосилась через плечо.
Двейн навис над пленницей, глядя прямо в глаза. Его ладонь скользнула между окровавленных кусков плоти, вниз по животу и ещё ниже.
Очередной стон.
Пальцы Северянина погрузились в тёплое лоно.
Ло вздрогнула, но продолжала смотреть.
Да, вс
ё так... Двейн ждал, когда к жертве вернётся чувствительность. Способность воспринимать не только боль, но и ласку.
Если это можно было назвать лаской. Скорее, новое - ещё более изощрённое - истязание.
По спине сбежала струйка ледяного пота.
Хотелось отвернуться, вскочить, убежать. Но она не могла.
Тело отказалось слушаться.
Тело стало камнем.