Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Скарлетт

Песня дня

Кто не знает, я на самом деле очень люблю Александра Розембаума.
А с этой песней связаны очень сильные и очень сложные воспоминания. Мой, можно сказать, урок на всю жизнь. И всегда, когда на душе особенно плохо, когда я вспоминаю ТУ ночь, я слушаю её.

Скарлетт

Офигительная песня... Чудесный текст



Танец Казановы

Слабый шорох вдоль стен, мягкий бархатный стук
Ваша поступь легка - шаг с мыска на каблук
И подернуты страстью зрачки, словно пленкой мазутной.
Любопытство и робость истома и страх
Сладко кружится пропасть и стон на губах -
Так замрите пред мертвой витриной, где выставлен труп мой.

Я изрядный танцор - прикоснитесь желаньем, я выйду.
Обратите внимание - щеголь, красавец и фат,
Лишь слегка потускнел мой камзол, изукрашенный пылью
Да в разомкнутой коже оскалиной кости блестят.

На стене молоток - бейте прямо в стекло
И осколков поток рухнет больно и зло,
Вы падете без вывертов - ярко, но просто, поверьте.
Дребезг треснувшей жизни хрустальный трезвон
Тризна в горней отчизне трезво взрезан виссон
Я пред Вами, а Вы предо мной - киска, зубки ощерьте.

И оркестр из шести богомолов ударит в литавры,
Я сожму Вашу талию в тонких костлявых руках.
Первый танец - кадриль, на широких лопатках кентавра,
Сорок бешеных па по-над бездной, чье детище - мрак.

Кто сказал: "Казанова не знает любви" - тот не понял вопроса,
Мной изведан безумный полет на хвосте перетертого троса.
Ржавый скрежет лебедок и блоков - мелодия бреда,
Казанова, прогнувшись касаткой, ныряет в поклон менуэта.

За ключицу держитесь - безудержный пляс,
Не глядите в замочные скважины глаз,
Там, под крышкою черепа, - пыль и сушеные мухи.
Я рукой в три кольца обовью Ваш каркас,
А затем куртуазно отщелкаю вальс
Кастаньетами желтых зубов возле Вашего нежного уха.

Нет дороги назад - перекрыта и взорвана трасса,
И не рвитесь из рук - время криво, и вряд ли право
Серный дым заклубился - скользим по кускам обгорелого мяса
Вдоль багряных чертогов Властителя Века Сего.

Что Вы вздрогнули, детка - не Армагеддон.
Это яростный рев похотливых валторн
В честь одной безвозвратно погибшей, хоть юной, особы.
И не вздумайте дернуть крест-накрест рукой:
Вам же нравится пропасть - так рвитесь за мной,
Будет бал в любострастии ложа из приторной сдобы.

Плошки с беличьим жиром во мраке призывно мерцают,
Канделябры свихнувшейся, пряной, развратной любви.
Шаг с карниза, рывок на асфальт, где червем отмокает
Прах решенья бороться с вакхическим пульсом в крови.

Кто сказал - "Казанова чарует лишь с целью маневра"?
Мне причастен пикантный полет на хвосте перетертого нерва,
Мой напор сокрушит Гималаи и гордые Анды
В монотонной свирепости черной и злой сарабанды.

Sanctus Deus, Sanctus fortis, Sanctus immortális, miserére nobis,
Miserére nobis.
Sanctus Deus, Sanctus fortis, Sanctus immortális, miserére,
Miserére nobis.

Треск разорванной ткани, бесстыдная мгла
В обнаженной нирване схлестнулись тела
Шорох кожистых крыл - нас баюкают ангелы ночи.
Диким хмелем обвейся и стыло смотри,
Как звезда эдельвейса раскрылась внутри,
Как вибрирует в плеске соития мой позвоночник.

Хрип дыхания слушай, забудь про шаги на дороге -
Там пришли за тобой, только это до времени ждет.
Ты нагая взойдешь на разбитые черные дроги
И безумный возница оскалит ликующий рот.

Леденяще и скупо ударит Луна,
Содрогнется над крупом возницы спина,
Завизжат на дорожных камнях проступившие лица.
В тусклых митрах тумана под крыльями сна
Расплетут пентаграмму Нетопырь и Желна
И совьют на воздусех пылающий бред багряницы.

Но не помни об этом в упругом пьянящем экстазе,
Выпестовывай сладость мучительной влажной волны.
Звезды рушатся вбок, лик ощерен и зверообразен,
Время взорвано зверем и взрезана кровля спины.

Кто сказал "Казанова расчетлив" - тот врет неумело,
Я люблю безоглядно врастать в прежде чуждое тело.
Полночь, руки внутри, скоро сердце под пальцами брызнет,
Я пленен сладострастьем полета на осколке взорвавшейся жизни!

Снова - шорох вдоль стен мягкий бархатный стук
Снова поступь легка - шаг с мыска на каблук
И подернуты страстью зрачки, словно пленкой мазутной.
Любопытство и робость, истома и страх
Сладко кружится пропасть и стон на губах.
Подойдите. Вас манит витрина, где выставлен труп мой...

Перевод латинской части
Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас,
Помилуй нас.
Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй,
Помилуй нас.
Маска

Эпическая пьянка

Решение встретиться возникло как-то неожиданно. Два часа ночи, бешеная мясорубка Conter Strike и ненавязчивое предложение: "А не погулять ли нам завтра?"
Погулять - не погулять. Да в общем, можно над этим подумать. И заглохло как-то. А на следующий день - звонок. Ну чего, мол, гулять идём? Гулять на получилось, потому что погода резко сменилась на нелётную, завертела целую метель, и перспектива фланировать по тротуарам под снежным вихрем как-то не прельщала.
Всё-таки к половине шестого мы (я с massadi и друг наш контровский Джаггернаут) встретились и направили стопы к Третьяковке. Осели в кабачке "Казачий курень" на Большой Ордынке 11/6. Чудное местечко, показанное нам newsmen_lj. Уютно, концептуально и отлично в обслуживание. Не сказать, что цены очень демократичные, но в целом - приемлемые.
Поскольку в зале мы оказались одни, попросили сменить музыку на пристойную или на соответсвующую тематике заведения. Персонал оценил клиентов и, ессно, "любая прихоть за ваши деньги". И под ненавязчивые казачьи песни процесс пошёл.
Культурно надираться решили медовухой. Причём брали исключительно литрами. Сей божественный нактар оказался сладким, освежающим и ох#ительно боевым. В том смысле, что четыре литра на троих, утоптанные бокальчиком вина под занавес, буквально сбивали с копыт. Вот тогда-то я и поняла, что истинная цена 350-450 рэ за литр - это не так дорого, как казалось в начале, потому что с означенной выше дозы тебе очень даже недурственно. А самое главное, что под меды рождались самые замысловатые темы. Мы говорили об астрономии и вращении галактик и всех космических тел, о генетике и принципах наследования доминантных и рецессивных генов, о фантастике и - не поверите - стихосложение... Правда под конец всё-таки мужики съехали на любимую тему, своего боевого конька - о невъеб#нных подвигах. Кто кого возил носом в сугробах, кто менту в ухо светил и от кого бегали по всей казарме "дедушки".
Я валялась, если честно. Об этом, извините, мне уже не поп#здить. Зато можно просто послушать и поржать...
Дальше больше. Нет, чтоб разойтись часов в десять?! Нет! Только не мы. Если гулять, так гулять. В Климентовском, дом 10 расположился наш любимый "Апшу". Наше место, наш любимый клуб. С самого рождения заведения мы там периодически зависаем. Почему именно там? Потому что почти всегда там самая доброжелательная, общительная и забавная публика. Но по пути ведь надо было преодолеть МакДональдс. Там один из мальчишек задел плечом какого-то мужика и два основательно датых красавца ещё минут пятнадцать выясняли, что по понятиям, а что - нет. Причем massadi уже успел осознать, что раз они пьяные, значит, наверное, не правы, а Джаггер, которого Санчес оттаскивал в сторону перманентно поскакивал от навязчивой идеи вернуться и набить наглые рожи.
Первый и главный "нах" вечера случился тут же при попытке меня купить этой паре гнедых сигареты. Я протягиваю в окно палатки 60 рэ и говорю: "Кент 1 и Винстон Супер Лайт, пожалуйста". И смотрю на продавщицу: мол, хватит денег-то? Далее диалог...
П: Что вы на меня смотрите?
Я: Просто смотрю. Я ж у вас покупаю.
П: А смотреть-то на меня зачем?
Я: А чего б не смотреть-то? Я денег вам даю. Смотрю на вас - хватит или ещё дать.
П: Хватит. И нечего тут на меня пялиться. Забирайте ваши сигареты.
Сказать, что я медленно ох#еваю, - это не сказать ничего. Я просто сначала кристаллизуюсь, практически моментально трезвею, а потом тихо так выпадаю в осадок от такого обращения ко мне, как, бл@, к клиенту. "Ну вообще обнаглели", - комментирую я, поворачиваясь к парням. И прежде чем успеваю понять, что происходит, massadi без замаха выдаёт короткий хук правой прямо в челюсть палатке. Звон стекла. А мы гордо и неспешно ретируемся с места преступления. Несколько царапин на костяшках особенно не пугали, а вот распоротое шальным осколком мяско на костяшке мизинца - выглядело прямо скажем не аппетитно. Зато в "Апшу" нам принесли марлю со спиртом, а сердобольные посетители тут же начали поить Саню водкой и извлекать из сумок салфетки.
Одна из гуляющих компаний в итоге пригласила нас к своему столу, где заботливая девушка Кэт с внешностью недоделанного гота (и слава богу, что образ остался незавершён) моментально начала окучивать massadi. Этот хитрохрюстый гад всячески барышню поощрял и косился на меня, оценивая эффект от своих действий. Но Кэт тоже оказалась девушкой не совсем глупой и не попыталась воткнуть Сане свою визитку. Зато воткнула мне и Джаггеру.
На том и разошлись. Правда, приключений оказалось недостаточно. В переходе Третьяковской Джаггер вырвал из лап какого-то идиотка абслолютно пьяную до невменяемости девушку и забрал с собой. А потом я ещё пять минут обнимала едва не рыдающую малявку, пока massadi с Джаггером искали потерянный последним кошелёк. Девочка плакала и смеялась, какие мы клёвые, и готова была ехать с Джаггером хоть на край света. Саня, подлец, подбивал парня на эротическое приключение, но Джаггер, как истинный кобель, заявил, что ему не интересно спать с бревном и девушка пускай вспоминает такого благородного его, а не ночь с каким-то подонком. В общем, посадил девочку всю в соплях на поезд и поехали по домам. Вроде добрались нормально, вроде даже мама не заметила следов на Саниных руках... ТОлько сегодня утром долго шутливо жаловалась Дэну, какие мы нехорошие и как мы вчера нажрались.
Да уж. Зато офигенно весело.